Библиотека - просмотр статьи

Аниме фанфики
Hetalia: Axis Powers

Неочевидное и не вероятное (26.03.12 / 00:35)
Название: Неочевидное и
невероятное.
Автор: Заэль Химера (Я)
Бета: -
Жанр: слэш, драма, чуть-чуть
юмор.
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Германия/Пруссия
Предупреждения: яой, инцест.
Статус: не окончен
Размер: рассчитывается хотя
бы на миди.
От автора: мыслю развить
сюжет.
Описание: если сразу все
равсскажу, будет не
интересно.
Размещение: сказать где и с
шапкой.
1-й отрывок.
-Германия, что ты делаешь? —
воскликнул Пруссия,
встревоженно глядя на брата.
Резко приблизившийся
Людвиг, толкнул Гилберта на
кровать.
Прусс возмущенно сел,
подтянув ноги.
-Эй! Полегче! -красные глаза
раздраженно сверкнули.
Немец стоял перед ним,
внимательно глядя на него
невозмутимым взглядом,
стягивая черные латексные
перчатки. Людвиг не любил
пачкать руки, потому ходил в
них. Похоже, Гилберта ожидает
что-то интересное, раз он
решил их снять.
Лёгкий щелчок возле носа
заставил прусса вздрогнуть,
чем незамедлительно
воспользовался немец,
надавив ему на плечо, повалил
его на спину.
Пруссия нервно задёргал
конечностями, стараясь
вырваться, но Германия
прижал его собой к кровати,
держа его руки над головой.
Гилберт шипел и плевался,
извиваясь, пытался укусить
Людвига за руку, но немец
лишь спокойно вглядывался в
его лицо.
Побившись еще немного в
сильных руках, Пруссия устал,
дыхание слегка сбилось, и он
спросил:
-Людвиг, чего ты
добиваешься?
-Это эксперимент.
-Эксперимент?
Немец слегка ослабил тиски,
что дало пруссу повод еще
подергаться. Он смог вырвать
руки и сесть, на секунду
оказавшись в миллиметре от
лица Германии, как толчок в
грудь повалил его обратно. На
этот раз Людвиг сжал в ладони
оба запястья Гилберта над его
головой. Пруссия тихонько
завыл. На запястьях останутся
красные отпечатки, если не
синяки.
-Эксперимент, — невозмутимо
ответил немец, свободной
рукой расстегивая штаны
прусса.
-Козёл, руки убери! — крикнул
Гилберт, нервничая.
Людвиг, проигнорировав
замечание, засунул руку в
штаны. Гилберт рыкнул, затем
решил надавить на жалость:
-Пусти! Людвиг, пусти! Ну ты же
не извращенец какой-нибудь.
Ты же не изнасилуешь меня!
Людвиг! — ныл прусс, вдруг
задрожал, закрыв глаза и
нервозно простонав, — пусти.
Немец с интересом наблюдал
за тем, что происходило с
братом. Ослабил хватку на
руках Пруссии. Тот открыл
глаза и жалкими попытками
старался вытянуть руку
Германии из штанов.
Людвиг приблизил своё лицо к
лицу Гилберта. Тот уже менее
озлобленно, но некой яростью
смотрел на него. Немец глубоко
поцеловал прусса, Пруссия
хотел укусить его за язык, но
Германия уже отстранился. Он
вытащил руку из штанов и
отпустил руку Гилберта,
собираясь слезть с него, как его
схватили спереди за воротник
кителя.
То, что Германия сидит на нём,
то, что его руки находятся у
Пруссии в паху, то, что он в
плену, и нет возможности
вырваться, дико возбудило
Гилберта
-Что? — как будто бы
удивлённо спросил Людвиг.
Прусс в ответ только зло
зарычал.
-Ты просил отпустить, я
отпускаю, — ломал комедию
немец.
-Ррр, тварь, ты же знаешь, чего
я хочу. Так сделай это, — рычал
прусс, дёргая Германию за
ворот.
-Я думаю, ты меня никогда не
простишь, если я остановлюсь
сейчас... — задумчиво произнёс
Людвиг, резко целуя Гилберта.
Тот подался ему навстречу,
отпустив китель, схватив
Германию за лицо, яростно
впиваясь в губы брата. Он
кусал, жевал, слизывал
выступающую кровь. Сосал
язык, позволял ему
обшаривать каждый уголок
рта. Лизал губы, поддаваясь
этой безумной пляске.
Стягивая китель с Людвига,
Гилберт резко дёрнул за рукав,
оцарапав острым концом
креста-ордена плечо немца.
Тот тихо шикнул, прусс припал
ртом к порезу, слизывая кровь,
пачкая губы, глотая. Он
наслаждался этой кровью.
Животная страсть порождала в
нём желание оторвать кусок
плоти Германии, упиваясь
кровью. Его кровью. Своей
кровью.
Поддаваясь этому желанию,
Пруссия впился зубами в
правое плечевое сухожилие,
когда Людвиг стягивал с него
одежду. Острыми зубами он
быстро прокусил кожу,
раскровил рану. Немец
застонал, кровь хлынула в
вожделеющий рот пруссака.
Обхватив руками шею
Германии, прусс пил его кровь,
кусал, вгрызаясь всё глубже и
глубже.
Немцу было больно, но в то же
время это все жутко
возбуждало, хотелось, чтобы
прусс не останавливался до тех
пор, пока не высосет всю
кровь, пока не отгрызёт к
чертовой матери этот кусок
мяса.
В это время Германия сумел
стянуть с Пруссии штаны и
нижнее бельё. Несколько раз
прошелся руками по
худощавому, костистому телу,
больно сжимая, оставляя
синяки, оставляя засосы на шее
и плечах. Он положил ноги
отцепившегося от раны прусса
себе на плечи, взял за бёдра и
насадил Гилберта на себя. Тот
возбуждённо зарычал, скребя
ногтями по спине, оставляя
красные царапины.
Двигаясь навстречу друг другу,
они забывали о
существовании мира. Перед
глазами вспыхивала только
манящая красная точка, к
которой они уже
приближались.
Германия со стоном кончил,
Пруссия опустил руку к паху и
кончил через несколько
мгновений. Гилберт дольше
извивался в оргазменных
конвульсиях. Он чуть не
потерял сознание от
удовольствия. Он поднялся,
собираясь идти в душ. Губы
были перепачканы в крови, по
ногам стекала сперма, красные
глаза удовлетворенно пылали.
-Хренов извращенец. Только
подойди ко мне еще,
попробуй, — возмущенно
забубнил прусс. — Эксперимент
он, видите ли, ставил.
-Ты повёл себя так, как и
ожидалось. Ты предсказуем, —
самодовольно произнес немец,
садясь на кровати.
-Иди на х*й, козел, — зло
ответил Пруссия, бросив в
братца подхваченную с полки
вазу.
Германия ловко поймал её и
поставил на прикроватную
тумбочку.
Гилберт, все так же матерясь,
раздетым вышел в коридор.
Слышалось что-то в духе:
сволочь, убью, твоюж мать…
Людвиг снисходительно
улыбнулся, на таких как
Гилберт не обижаются, их
терпят.
Он спустил ноги с постели. В
отличие от прусса он остался в
штанах. Плечо, которое во
время секса лишь слегка
саднило, сейчас жутко
разболелось. Немец только что
обратил на это внимание.
Постель и тело были заляпаны
алой кровью. Германия
согнулся от боли, прижал
первую попавшуюся тряпку к
ране, которая стала
постепенно пропитываться
кровью. Надо будет наложить
повязку.
-Кровососущая скотина, —
полусерьезно-полушутливо
произнёс он и стал смотреть в
окно.
В открытую форточку залетела
желтая птичка Гилберта,
которая травмировала свою
нежную птичью психику, глядя
на происходящее с карниза, и
полетела в коридор вслед за
хозяином.
Германия усмехнулся и закурил
сигару.
Италия поехал к Испании
навестить своего брата. Как он
не уговаривал Людвига
поехать с ним, тот не поддался
на уговоры, говоря, что у него
много работы. Даже слёзы не
помогли. Наверное, Италия
обиделся. Ну и что? Переживет.
Скорее всего, он уже забыл и
как приедет, будет вновь
виснуть у немца на шее.
Австрия с Венгрией куда-то
умотали, не сказав ни слова.
Наверняка, Родерих, устроив
романтический вечер,
показывает Элизабет свои
жизненно важные регионы
(понимайте, как хотите), типа
Вены, Брегенца…
В доме было пусто и тихо, не
считая доносившегося из душа
пения Гилберта,
приглушаемого шумом воды и
сопровождаемого чириканьем
желтой птички:
Как придёт Великий Фриц,
Хлопнет лишь по пузу,
В кусты от пушек побегут
Русаки и французы.



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 829
Хеталия

Добавлено: Pinky-kitty
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную