Библиотека - просмотр статьи

Аниме фанфики
Hetalia: Axis Powers

Взятие Берлина (26.03.12 / 00:39)
Название: Взятие Берлина.
Автор: Заэль Химера
Фэндом: Hetalia: Axis powers
Пейринг: Австрия/Пруссия,
Россия.
Рейтинг: NC-17
Жанр: Драмма, Слэш,
Дисклэймер: Химаруя во всём
виноват.
Статус: Окончен
Размер: Мини
Предупреждения:
Изнасилование, ООС
От автора: Обоснуй:
Семилетняя война. Взятие
Берлина двумя русскими
армиями и одной
Австрийской. Одна российская
армия была настроена
войной брать «прусский
оплот», вторая же ( то есть её
командующий) желала
подкупить защитников. Это
им удалось. Ворота Берлина
были открыты. Под шумиху
австрийцы начали
мародерствовать: грабить,
нападать на мирных жителей,
на что русские воины не
смогли смотреть спокойно и
начали отстрел австрийских
солдат…
Размещение: сказать, где, и
только с шапкой.
Они рвались в его дом. Дверь
дрожала на петлях, но всё же
держала удары налётчиков.
Пруссия в который раз
проверил, легко ли вынимается
шпага из ножен, пересчитал
пули, перезарядил
вспотевшими руками ружьё.
Он остановился и взял на
прицел дрожащую дверь.
Капля холодного рота
скользнула по виску. Руки
дрожали, нос заложило.
Стук в дверь внезапно смолк.
Неужели Россия и Австрия
отступили?
Гилберт нервно облизал губы.
В доме стояла страшная
духота, но открыть окна
Пруссия боялся. И тишина.
Неестественная, страшная.
Вдруг осаждённый увидел, как
под дверь был просунут
сложенный лист бумаги.
Пруссия, готовый в любой миг
отскочить от двери, осторожно
подобрал записку и развернул
её.
«Я не причиню тебе вреда.
Открой, а то будет хуже.
Родерих тебя не посмеет
тронуть. Открой деверь.
Россия».
Возможно, усталость от
напряжения в ожидании
драки; возможно, глупость и
доверчивость, которыми
Пруссия обычно не страдал,
заставили Бальдшмидта
отложить штык и почти
открыть несчастную дверь.
В тот же миг он был сбит с ног
ударом приклада в челюсть.
Рот наполнился кровью,
Пруссия прикусил язык.
В дом вошел Россия, тяжело
глядя на прусса, он был в очень
плохом настроении; вслед за
ним вступил в комнату
Австрия, скрестив руки на
груди и задрав вверх нос.
-Вот он, в наших руках. Давай
поскорей отрубим ему ногу и
вернём мою Силезию, —
надменно глядя на
оглушенного Гилберта,
проговорил Родерих, шпагой
отсекая ремень с ножнами
Пруссии и отталкивая из ногой
в угол комнаты.
-Только о себе и думаешь. Нам
нужна победа над ним, его
успокоение, — хмуро сказал
Брагинский. – Нужно найти и
сжечь арсенал, — произнёс и
прошёл дальше в дом.
Австрия искоса посмотрел на
него и бесшумно прикрыл за
ним дверь.
Затем, подбежав к не
успевшему опомниться и
лежащему на полу Гилберту,
пнул его в живот. Пруссия
согнулся на полу. Следующий
удар последовал под рёбра.
Схватив прусса за грудки,
Австрия приподнял его и
яростно прошипел в
окровавленное лицо
щурящегося Гилберта:
-Ты, прусская шавка, ты
поплатишься за всё, тварь! За
Силезию, за всё!
Удар кортиком, резко вынутым
из сапога, пришелся по щеке
Австрии. Тот успел уклониться,
и на лице Родериха выступила
лишь царапина.
Озверевший австриец пнул
сапогом в лицо прусса, ломая
нос, с размаху наступил на руку,
сжимавшую нож. Что-то
хрустнуло под каблуком,
Пруссия схватился за пальцы и
тихо завыл. Еще один удар по
лицу заставил всхлипы
прерваться.
Гилберт очнулся, отхаркиваясь
кровью, почувствовав, что с
него стаскивают штаны.
Руки прусса были связаны за
спиной, а сам он лежал на
животе. Еле повернул голову,
пленник увидел горящую на
лице Австрии гадкую ухмылку.
Поняв, что с ним собираются
сделать, Гилберт стал дёргаться
в меру своих уходящих сил. Но
куда было ему тягаться со
здоровым, не искалеченным
австрийцем. Тот поставил его
на колени.
-Пусти! Пусти, тварь, говорю! –
зарычал Пруссия.
-Пусть это будет моя маленькая
месть, — засмеялся Родерих.
Склонившись к самому ухе,
прошептал, обжигая горячим
дыханием, — и это – только
начало. – И, предварительно
плюнув на ладонь, смочив
свой член, Австрия резко
ворвался в него.
Гилберт дёрнулся, пытаясь
слезть с насильника, который
буквально раздирал его
изнутри, но руки, вцепившиеся
в бёдра, крепко держали свою
жертву.
Пруссии было больно. На глазах
блеснули слёзы, скользнули по
щекам, стянутым коркой
крови. А еще было очень
унизительно. Какой-то
похотливый австриец, имеет
великую державу, хоть и
терпящую в данный момент
поражение за поражением.
Полчки стали чаще. Голову
Пруссии подняли за волосы.
-Ну как, нравится? – гадко
осведомились у него. – Оу, ты
плачешь? Неужели это так
больно? Или тебе так нравится,
что ты не можешь сдержать
слёз радости, что тебя
трахают? – Австрия глумливо
слизнул слезу со щеки
Гилберта.
Пруссия не успел ничего
прохрипеть в ответ, когда его
вновь ткнули носом в пол.
Черт. Если бы прусс был полон
сил, он бы показал, кого здесь
будут трахать.
Австрия начал тихонько
постанывать, всё резче и
сильнее вдалбливаясь в чужое
тело, царапая белые бедра.
Пруссия чувствовал в себе его
разгоряченный член, от
каждого нового движения
которого, становилось всё
больнее. Похоже, австриец
специально насаживал его так,
чтобы порвать зад и
причинить побольше боли и
унижения.
Наконец, дыхание Австрии
стало тяжелее, движения
быстрее, и он излился в прусса.
Тот лежал на полу, зажмурив
глаза и уже не пытаясь
остановить бегущие слёзы. Он
был унижен, раздавлен, разбит
и почти готов к сдаче.
-Как твоей заднице идет белое
с красным, — пакостно сказал
Австрия, натягивая кальсоны.
Вдруг прогремел выстрел.
Родерих схватился за плечо. В
дверях комнаты стоял Россия,
прицеливаясь из мушкета.
-Что ты делаешь, Брагинский?!
– зло прошипел австриец.
Просачиваясь сквозь мундир,
кровь стекала по его руке,
каплями оседая на кол,
собираясь лужей.
-Пошел отсюда, — проревел
русский, вновь прицеливаясь.
Австрия отшатнулся, и на
место, где он только что стоял,
вспарывая воздух, вонзилась
пуля.
Австриец ринулся к выходу,
Брагинский — за ним.
Пруссия остался лежать на
полу, ежесекундно вздрагивая
от безмолвных рыданий. Всё
равно сил подняться не
осталось.
Вернулся Иван.
«Сейчас и этот развлечется», —
как-то отрешенно подумал
Гилберт. У него даже не было
сил ненавидеть и проклинать
налётчиков.
Но нет. Русский лишь несколько
раз пнул и ударил. Но по таким
местам, что лучше бы уж
отымел.
После очередного удара в
голову Пруссия отрубился.
Когда же он очнулся утром,
побитый, искалеченный, но
полный сил, «союзников» уже
не было в окрестностях его
дома.
Обругав всех и вся, Пруссия
стал копить злость, чтобы
потом подавляющей силой и
хитростью, отомстить.
Отомстить всему миру.



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 558
Хеталия

Добавлено: Pinky-kitty
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную