Библиотека - просмотр статьи

Аниме фанфики
Ao no Exorcist

Польза нервных срывов (02.05.12 / 15:55)
Автор: Luka Memoryless

Фэндом: Ao no Exorcist
Персонажи: Юкио/Рин, остальные пробегали

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Повседневность
Предупреждения: Инцест, Твинцест
Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Обычное утро?
Бон кричит на Камики. Камики кричит на Бона. Шиеми возится со своим Нии. Боже мой, какая же она дура! Сюра что яростно объясняет нашему чревовещателю. Шима лезет к Рину. Обычный день....Стоп. Что?! Шима лезет к Рину?!
Рука сама тянется к карману, в котором лежит револьвер. Сама нажимает на курок. Слава Богу, оружие было заряжено транквилизаторами. Рендзо резко дергает головой ( понимаю, парень, больно, но нечего лезть к Рину) бледнеет и падает на пол. Ну вот, все замолчали. Ну, упал их друг посреди класса и не отвечает на вопросы, и что? Суета, крики, толкотня... Это меня, честно сказать, мало волнует. А вот то, что братишка резко побледнел, словно пуля в него попала, а не в Шиму, замолчал и, кажется, вот-вот заплачет, уже пугает меня. Его что, волнует этот развратник? Неужели?...Нет, не может этого быть! Я видел, как он с Шиеми флиртует! Так чего же он к нему наклонился? Он что, взял его на руки? Нет! Не может этого быть! Куда он его несет?
От этих мыслей меня отвлекает моя одноклассница. Чего ей от меня надо? Хм, на меня все глазеют, как на психа. Что они на меня смотрят? И тут я понимаю - стрелял я без глушителя, а потом...У меня истерика? зачем, зачем я смеюсь? Плачу, понятно,из-за своего ветреного брата, но смеюсь?...А затем..темнота....
Очнулся я в нашей комнате. Руку сжимает что-то мягкое и теплое. Чья-то нежная ручка. Рин? Открываю глаза. И правда. Братик смотрит на меня бездонными небесными глазами, полными радости и удивления. На губах играет полуулыбка, такая родная, такая нежная, такая..Соблазнительная.Волосы забавно взъерошены. Сейчас он похож на сонного котенка.Рин, я так тебя люблю, так люблю! Так, что никогда тебе об этом не скажу. Вдруг ты испугаешься? Или, еще хуже, возненавидишь меня? нет, нет, ты нужен мне как воздух, я не могу тебя потерять! И до последнего не хочу тебя отдавать!

Когда ты стал для меня всем? Когда мое сердце стало лишь осколком твоего? Наверное тогда, когда в моей, тогда еще детской голове, появились первые связные мысли. С каждым годом я любил и люблю тебя все сильней, все яростней, все безумней, безудержней! Ты думаешь, я так редко с тобой бываю от того, что ненавижу тебя? Нет, нет! Я боюсь быть с тобою рядом, каждое твое прикосновение, твоя улыбка, возбуждают в душе ложную надежду. Чем ближе я к тебе, тем резче боль в сердце. Когда ты обнимаешь меня, я желаю повалить тебя на кровать. Исследовать каждый кусочек твоего тела своими ненасытными губами. Оставить везде, где можно и где нельзя, свои метки. Лишить детства. Прижать к груди. Растворить в себе. Так страстно желаю, что боюсь сорваться. Поэтому и бегу от тебя нии-сан, без оглядки, со слезами на глазах. А ты обижаешься...
Черт, на глазах слезы. Братик, не вздумай заметить! Что я тебе отвечу, если ты спросишь об их причине? Солгу? Спасибо, но...Увольте! Видеть, как ты запутываешься в паутине лжи будет слишком больно. а мне и так плохо. Черт, какой же я эгоист.
Радость в твоих глазах сменяется удивлением и недовольством. Значит, заметил. Хм, а мне даже интересно, что ты сейчас сделаешь. Обнимешь? Успокоишь? задашь идиотский вопрос? Наорешь? Просто уйдешь?......

Не угадал. Выражение любимых глаз опять меняется - теперь в них море нежности, они изнутри светятся любовью. Что сейчас будет? А ты, не дожидаясь, пока сделаю какой-никакой вывод, склоняешься ко мне и слизываешь слезу. Нет, ну это уже слишком! ты хочешь, чтобы я тебя изнасиловал здесь и сейчас?
- Юкио, я люблю тебя. Нет, не как братика. Извини. что так долго молчал. - ты произносишь это так, словно в чем-то виноват, и на щеках у тебя проступает нежный румянец. Как же ты хорош!
- .... - Я удивлен? Нет, это неподходящее слово! В этом безумном игрушечном мире нет слов, чтобы описать мои чувства. Они теснятся в груди, раздирают всего меня, переливаются за ажурные перила тела. Ты любишь меня! Любишь! Я теперь часть,а не осколок твоего сердца, твоей души..твоего тела.
Теперь все будет хорошо.


- Юки-сан, что с тобой? Почему ты молчишь? Ты...Отвергаешь меня? - в твоем голосе, нии-сан, столько испуга, столько страдания! Огонь в глазах начинает медленно умирать. а хвост резко падает на пол.
- Нет, нии-сан, нет! Что ты! Но...Почему ты вдруг признался? Что заставило тебя нечаянно сделать меня счастливым? - ничего оригинальней я придумать не смог. да и не захотел.
Я слушаю историю о твоей давней любви, которая горела не меньшим огнем, чем моя, о том, как сильно я поменялся за последнее время и о том, что у меня был нервный срыв. Оказывается, я был без сознания несколько дней! Так вот почему твой взгляд выражал столько счастья, братик! Все время, пока я был в бреду, я шептал твое имя, сладкое. как старинное вино, и и проговорился о своих чувствах. О, сколько я доставил тебе страданий! Ведь одно дело, когда при смерти лежит брат. а другое - возлюбленный. А если эти понятия неразделимы? прости меня, нии-сан, прости! Я не хотел доставлять тебе ни малейшего беспокойства!Ну вот, снова расплакался. И снова твои губы стирают с моего лица дорожку моей слабости. Но на этот раз ты не ограничиваешься подобным утешением. Желанные губы нежно, но настойчиво меня целуют. От удивления я слегка приоткрываю рот, чем ты тут же пользуешься, чтобы углубить поцелуй. Твой язык исследует свои новые владения, приглашая меня к тому же. Только отвечаю на твой жаркий поцелуй, и твои пальцы уже нервно расстегивают пуговицы моей рубашки. Одна пуговица, другая...Когда ты начал расстегивать мои штаны? Наконец-то мы избавились от ненужной одежды.
Нии-сан проводит по шее кончиком языка, вызывая у меня непроизвольный стон. Услышав это, братик начинает кусать чувствительную кожу, тут же зализывая метки...Переходит к ушку. Нежно покусывает, облизывает как леденец... Где он мог этому научиться?... А, неважно.... Дорожка поцелуев стала опускаться вниз, к груди. Тут братик наткнулся на препятствие в виде сосков. Сам виноват, нечего так меня возбуждать!.... Нежно лизнул один, другой...Начал посасывать..Черт, как приятно!...Укусил!..Полустон-полукрик не заставил себя ждать. Выводишь пальцами у меня на животе какие-то глупости, понятные только тебе...Добрался до чувствительных мест у бедер...Ах ты, юный развратник, теперь моя очередь!
Резко притянул тебя к себе и перекатился. Теперь я буду сверху! Тянусь пальцами к твоей возбужденной плоти. Э, нии-сан, да ты горишь желанием не меньше меня! Лаская твой член, ввожу один палец в анальное отверстие...Больно?...Конечно больно, на твоих прекрасных глазах даже слезы проступили!.....Достаточно подготовив тебя, я вхожу внутрь. Гримаса боли тебе идет, нии-сан..Я не хочу заставлять тебя страдать, но уже не могу остановиться. Прошло всего ничего, а ты уже бесстыдно стонешь подо мной, извиваешься и вот-вот разорвешь мою спину в клочья. Но я-то испытываю не меньше удовольствия, чем ты! Вперед-назад, вперед-назад..быстрей, быстрей, быстрей! И вот наступает пиковый момент. Я чувствую, что ты уже не можешь терпеть и склоняюсь. Удивлен, нии-сан? Когда ты кончаешь, глотаю все до последней капли. То, что вылилось, аккуратно слизываю. Братик, ты такой вкусный! Затем кончаю и сам. В изнеможении падаю на тебя. Неужели мне это не снится? Мы...Провели эту ночь вместе?

Утро. Солнце такое ласковое. Как ты. Поворачиваю голову, а рядом со мной и правда лежишь ты. Значит, не приснилось! Ты так тепло и знакомо улыбаешься, так нежно на меня смотришь, что и мои губы сами по себе растягиваются в самую светлую и счастливую улыбку, какую только можно.
- Рин, я правда тебя люблю.
- Я тебя тоже.

10 лет спустя.
- Папа, папа! Можно мне вон тот шарик? - беловолосая девочка из приюта, ставшая моей дочкой всего два дня назад весело на меня смотрит.
- Хикари, пожалуйста, запомни, я не папа.
- А кто тогда папа? - девочка грустно смотрит на меня, надеясь, что я пошутил. Ее уже отдавали назад в приют две семьи.
- А вон и папа!- отвечаю я своей новоиспеченной дочурке. -Юкио, мы здесь!
- Рин! Почему ты мне не позвонил? Представляешь, что я чувствовал, когда не застал вас дома? Здравствуй, родная. - мой возлюбленный ворчит только ради приличия, целует дочку, а затем и меня.
- Хватит, пап. А почему вы оба мужчины? - Хикари несколько удивила нас этим вопросом.
- Потому что природа несколько ошиблась, разделяя нашу душу в два разных тела. И, повторяю, я не папа. Я- мама. - улыбаясь, отвечаю дочурке, одной рукой обнимая Юкио.
Весело смеясь, мы идем по аллее. рядом семенит все такой-же энергичный Куро. Придем домой, сделаю сукияги.



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 309
...

Добавлено: BK201
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную