Библиотека - просмотр статьи

Аниме фанфики
One Piece

G-5.. (29.10.12 / 17:10)
Автор: Aivelin
Бета: Чешир, Исфирь и др

Фэндом: One Piece
Персонажи: Верго/Трафальгар Ло

Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Драма, Фэнтези, Психология, Эксперимент
Предупреждения: BDSM, Насилие, Изнасилование, Кинк
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Вице-адмирал Дозора Верго ловит Шичибукая Трафальгара Ло за реализацией некоего опасного плана. Допытываясь о его намерениях, он попутно вспоминает лихие годы совместного проживания под крылом преступной организации.
Примечание: События опираются на канон с 669 по 681 главы манги.
Пожалуй, это было самое неожиданное и самое ожидаемое поражение.
Когда именно он проиграл, точно сказать было нельзя. Может, в тот момент, когда потерял сознание, может, чуть раньше, когда лед оплавился на его запечатанном сердце, и трещины на поверхности пронзили насквозь нестерпимой болью. А быть может и того раньше, когда он предпринял операцию, пользуясь хаосом, начавшимся по прибытию на остров пиратов Соломенной шляпы. Так или иначе в планы необходимо было вносить корректировки.
Шичибукай Трафальгар Ло осторожно водил губами по ворсу шубы, отрешённо наблюдая за стекающими по решётке изолятора каплями воды. Ржавчина, въевшаяся в бетонный пол бурыми разводами, напоминала разлитую кровь. Но это было единственным признаком запустения: в остальном лаборатория поражала чистотой и аккуратностью, хоть ветхость уже и сквозила в залатанных стенах.
Составление плана разворачивающихся на острове действий, подсчитывание сил противоборствующих сторон, да размышления над гипотетическими результатами оставались последними развлечениями для обмотанного цепями заключенного, подвешенного к потолку ровно на той высоте, чтобы можно было касаться носками пола. Ноги болели, болело порядком избитое тело, да и цепи из морского камня лишали возможности перемещаться в пространстве. Они вообще лишали возможностей.
Отзвуки разговоров из соседней лаборатории разносились по помещению затихающим эхом. Капли размеренно отсчитывали секунды заточения. Можно было бы умереть со скуки, но зная вице-адмирала Верго, чей приход ожидался с минуты на минуту, о лучшем времяпрепровождении не следовало и мечтать.
Вот только длиться вечно оно не могло. Белый силуэт появился в коридоре чуть позже звука приближающихся шагов. Все так же безукоризненно подтянутый, одетый с иголочки, он всем своим обликом находился на грани между элитой флота, к которой и относился, и пижонской знатью, отличаясь от них разве что реальной принадлежностью к организованной преступности. Впрочем, за последние годы, что заключенный не видел его, жесткость военного стала заметно преобладать.
– Шичибукай Трафальгар Ло, – произнес Верго, зайдя в изолятор.
– Я вишу так долго… Может начнем пытки, Верго-я?
Вице-адмирал не изменился в лице, но кожаная перчатка заскрипела, когда сжался кулак. Он уже говорил заключенному о манерах, но тот их нарочно игнорировал.
– Допрос с пристрастием. Мы не называем это пытками. Но к тебе это не относится, – мужчина вздохнул и наклонил голову. – Я достаточно знаю твой характер и не вижу смысла выуживать у тебя информацию.
– Я слишком хорош для G-5?
– Это дело не касается G-5, – уклончиво ответил Верго. – Это целиком и полностью мое дело.
Шичибукай помрачнел, на его лбу пролегла вертикальная складка.
– И что же ты собираешься делать?
– Что насчет порки? Именно так наказывают непослушных детей. Слышал у вас их тут много.
Трафальгар скривился, гневно глядя на вице-адмирала.
– Много, все на твоей совести. И, смею напомнить, я уже не ребенок.
– Дети всегда остаются детьми для своих родителей, не так ли? Что-то такое я слышал.
Улыбка Верго была холодной и отстраненной, но его тон заставил Шичибукая внутренне содрогнуться.
– Ты мне не родитель. Даже не опекун.
Трость в руках вице-адмирала подняла длинные полы шубы пленника и откинула их на спину. Заключенный попытался повернуться на цепях лицом к мужчине, но тот качнул цепи обратно.
– Дофламинго бы очень огорчился, услышь он такие жестокие слова. Но благо я тут, а значит, могу указать тебе твое место...
Шичибукай пытался сохранить спокойное лицо, но, когда руки начали стаскивать с него штаны, он лягнул вице-адмирала в живот, смотря на него изумленно расширившимися глазами. Верго перехватил удар и вывернул ногу, заставив пленника зашипеть от боли, и зафиксировал его бедра ремнем спущенных штанов, действуя удивительно проворно. Закончив, он отошел на пару шагов и отпил кофе. Схватив трость посередине и взмахнув для пробы, он опустил ее на ягодицы. Трафальгар охнул и сжал зубы. Последующие за первым удары были сильнее, оставляя на смуглой коже яркие полосы. Не ожидавший подобного унижения, Шичибукай краснел от гнева и скрипел зубами, терпя боль. Цепь, удерживавшая все это время заключенного, зазвенела, соскочив на звено вниз от увеличившейся тяги. Трость опустилась еще раз, уже с меньшей силой качнув обмякшее тело.
– Сосчитал до десяти? – Верго допил кофе и огляделся по сторонам, решая куда опустить кружку.
Трафальгар сжимал во рту застежку шубы и слушал ритм капель: счет, к которому он привык больше. Черная кровь из вновь открывшейся раны на голове стекала тонкой струйкой по щеке и норовила скатиться к губам. Желая сосредоточиться на чем угодно только не на боли, мужчина отпустил застежку и потерся щекой о край одежды, снимая нервирующую влагу. Верго, увидев качания головы, хмыкнул и вышел за пределы клетки.
Запах кофе разнесся по помещению. Пленник с трудом поднял голову и попытался повернуться в цепях, чтоб разглядеть происходящее в лаборатории. Меньше всего он хотел бы увидеть случайных свидетелей своего позора. Лаборатория тонула в полумраке и четко определить можно было лишь белый силуэт вице-адмирала, приближающегося к изолятору.
– Не желаешь кофе? – неожиданный вопрос загнал Шичибукая в тупик. Рассеянный флотский вполне мог забыть, что перед ним пленник, которого он держал в заключении уже около часа.
– К твоей щеке прилипла ложка, – сухо ответил мужчина, приподняв брови и качнув головой в сторону инородного предмета.
Вице-адмирал невозмутимо снял ложку и опустил в кофе, захватывая на пробу горячую жидкость. Опробовав, он поднес ложку с кофе заключенному. Тот отстранился и затрясся от ярости, мгновенно меняясь в лице.
– Пороть, а потом кормить с ложечки? Что еще придумал?
Верго, словно возвращаясь из благодушного расположения духа обратно в свой хладнокровно жестокий настрой, выпрямился и смерил пленного взглядом, проводя по его лицу затянутой в кожаную перчатку рукой. Размазав текущую по щеке кровь, он удовлетворенно хмыкнул и тут же потерял интерес, уйдя в противоположный угол изолятора.
– То есть ты хочешь от меня отношения к тебе как к взрослому?
Мужчина молчал, прекрасно понимая, что согласись он, это гарантировало бы лишь большую жестокость при экзекуции. Верго прошелся до другого угла, в задумчивости допивая свою порцию мокко.
– Разве взрослый человек удирает как трус при виде опасности? Разве он позволяет себе быть слабым, бросая вызов сильным противникам? Тебе следовало многому научиться, прежде чем заявлять о себе как о Шичибукае. Смешно подумать, что Мариджоа связались с таким щенком.
Он отчеканивал каждое слово, ни капли не меняясь в лице и не проявляя ни благодушия, ни злобы. Нотации, как ни странно, нашли отзыв в пленнике, многие годы не слышавшем подобного из уст бывшего наставника. Прошлое, которое мучительно хотелось забыть, вставало перед глазами неясными отрывками, полными отвращения и стыда. Сплюнув на пол смешанную с кровью слюну, Трафальгар сжал зубы, собираясь прервать речь вице-адмирала, как вдруг задохнулся от резкой боли. Остатки кофе, опрокинутые на его избитые до гематом ягодицы, обожгли кожу и прокатились вниз по ногам. Широко распахнув глаза, он от шока не сразу отреагировал на палец, который Верго всунул ему в задний проход.
– Думаю, надо бы тебе хоть как-то послужить Правительству.
Намерения, казавшиеся подозрительными с самого начала этих нелепых и унизительных пыток, становились все очевиднее. Палец медленно погружался глубже, неотвратимо растягивая нутро для дальнейшей экзекуции. Побледневший Шичибукай дернулся и зашипел, грубая материя перчатки впилась в слизистую и потянула в сторону.
– Что за черт! – Трафальгар резко выдохнул, матерная тирада, прерываемая воплями, моментально сорвалась с языка. Вице-адмирал вцепился в худой зад и ввел еще один палец. Яростный крик, напоминающий скорее рёв зверя, но никак не человека, раскатился эхом по перекрытиям лаборатории.
Верго вытащил из охрипшего и безвольно повисшего на цепях мужчины пальцы, задумчиво стряхнув с перчатки кровь. Развернувшись на каблуках, он обратился к появившейся из ниоткуда зеленокрылой гарпии, вероятно прилетевшей на шум.
– Монэ, дорогая, принеси мои вещи.
Трафальгар дернулся, услышав слова, и крепко зажмурился: происходило все самое худшее и именно так, как он боялся. Появление свидетелей его позора и в особенности секретарши Цезаря раздражало его и, вместе с тем, делало безрассудным как в действиях, так и в словах. Ему не раз приходилось терпеть унижение, и всегда его спасал либо ум, либо острый язык. Достаточно было взять себя в руки несмотря на все происходящее. Но сейчас сделать это не удавалось.
Пока что он чувствовал лишь слабость в коленях, да мучительную, жгущую изнутри жажду мести. Он почти жалел, что Верго предпочел такой способ унижения. Повтори вице-адмирал насильственный минет, ставший некогда апогеем конфликта между ними в команде Джокера, он бы познакомился с зубами раз и навсегда.
Словно услышав мысли заключенного, Верго зашел в изолятор вновь, уже частично раздетый. Трафальгар постарался улыбнуться мысли о том, что могло бы прилипнуть к щеке вице-адмирала на этот раз, получалось с трудом. Окончательно ухмылку стерло ощущение прислонившегося сзади мужчины. Болезненная к любому настойчивому прикосновению, покрасневшая от ударов кожа покрылась мелкими мурашками. Однако холодный и мокрый член, явно смазанный чем-то, что хранилось в неотапливаемом соседнем помещении лаборатории, терся вдоль ложбинки ягодиц, посылая успокаивающе приятные ощущения измученному телу. Захватив полную горсть задранной по поясницу шубы, Верго не без насмешки подтянул полы с эмблемой пиратов Сердца и заткнул их под цепи. Качнув их на себя, он одним движением вошел в Шичибукая. Тот резко выдохнул и втянул воздух сквозь сжатые зубы, терпя жгучую, разлившуюся по внутренностям боль.
– Чувствуй себя как дома, – произнес вице-адмирал, хлопнув ладонью по содрогающейся спине.
Пленник с размаху лягнул его, выставляя вперед подкованный каблук, но промахнулся. Щиколотка замерла в цепкой хватке. Вице-адмирал сохранял абсолютное спокойствие, лишь по прерывистому дыханию, доносившемуся до Шичибукая, можно было понять, что Верго борется с желанием поставить его на место еще раз. Отпустив щиколотку, рука в перчатке прошлась вверх по ноге, размазывая остывшие капли кофе. Несмотря на всю отвратительность ситуации, Шичибукай уже чувствовал спазмы в паху, появившиеся вслед за приятными ощущениями от влажной кожи. Мокрая перчатка прошлась по ягодицам, и Трафальгар дернулся, рефлекторно сжавшись вокруг члена насильника. Верго довольно улыбнулся, вогнал член целиком и стал поглаживать ушибы на коже жертвы, провоцируя конвульсивные сжатия мышц.
Тень под козырьком шапки, закрывавшая большую часть лица Шичибукая не могла скрыть напряженного оскала, сдерживавшего клокочущую в горле ярость. Он не собирался отрицать, что хочет секса, но не в этом месте, не в этот момент и не с этим человеком, рушащим любовно возводимый им образ хладнокровного убийцы. Однако как бы он ни сопротивлялся, никакого плана кроме как терпеть до конца у него не было. Можно было пытаться получать удовольствие, но присутствие всевидящего ока гарпии и собственная гордость не позволяла даже дышать неровно. А тем временем, вдоволь насладившись манипуляциями, вице-адмирал начал движение, сжав руками бока жертвы и двигая на себя взмокшее тело. Член входил едва до середины, толчки больше нервировали насилуемого, чем служили для разрядки насильника, и Трафальгар никак не мог понять, отчего Верго медлит. Всем на руку была короткая экзекуция, особенно в преддверии возвращения Цезаря.
– Ты сдал, Верго-я. Старость – не радость? – голосу Шичибукая не хватало былой дерзости. Сжимая челюсти на каждом проникновении и смаргивая щиплющий глаза пот, он с трудом шевелил распухшим языком. – А раньше ты ебал как пират. Что, работа на Правительство разнеживает?
Верго либо не расслышал, либо был слишком занят собой, поэтому едкое замечание никак не отразилось на происходящем. Трафальгар фыркнул, его мысли ушли от вице-адмирала, в сторону иных, более приятных минут в мужском обществе, о которых тому не следовало знать. Когда воспоминания зашли слишком далеко, и по венам потекла заметно более горячая кровь, Шичибукай закусил губу чтобы не завыть от разочарования. Из-за боли он не сразу заметил, что короткие толчки направлены на самый чувствительный участок внутри него, и тело начинает слепо поддаваться насильнику. Меньше всего Трафальгар хотел показать, что это жалкое подобие экзекуции может ему нравиться. Сцедив вязкую слюну, Шичибукай обернулся, чтобы исправить ситуацию, разозлив Верго, однако то, что он увидел, потрясло его до глубины души.
Тело вице-адмирала менялось под воздействием дьявольского фрукта и прямо на его глазах эти изменения затронули пах. Твердое, черное и гладкое покрытие, напоминавшее металлический панцирь, знакомое Шичибукаю по прошлым сражениям, теперь охватило и половые органы. Трафальгар уставился в одну точку и дал мозгу минуту свыкнуться с тем, что только что увидел и чем это может грозить.
Верго же, добившись своего, стал заметно активнее. Гладкий орган легко входил в плоть, натягивая ее до основания. Как бы ни сопротивлялись мышцы, нагретый металл свободно ходил внутри, оставляя после себя болезненный спазм, мучительно приятный с каждым новым проникновением. Увеличившийся орган вызывал у Шичибукая странное чувство предельной наполненности, возбуждение от которого охватывало все тело. Он громко застонал, уже не в состоянии скрывать удовольствие. Тяжелые яйца бились в промежность, посылая по телу жертвы волну жаркой истомы, заставляя то обмирать, то содрогаться под напором вице-адмирала. Закатив глаза и облизывая губы, пленник едва слышно постанывал, его поднявшийся член вздрагивал и возил влажным кончиком по подкладке шубы.
Верго ускорил ритм, грубо вцепившись в бока, сминая их пальцами до выступающих ребер, и кончил, заполняя горячей, раздражающей жидкостью израненное нутро. Не теряя больше ни минуты, он вытащил член. Боль, пронзившая Шичибукая, была настолько сильной, что от неожиданности тот вскрикнул, до побеления стиснув скованные руки. Верго не видел, как следом за этим пульсирующая струя спермы вырвалась из так и не тронутого им члена. Мужчина дрожал и кусал разодранные губы, наслаждение медленно проходило, и боль возвращалась назад в своих истинных размерах.
Он проклинал свое терпение, свою редкую, но сильную страсть к насилию, когда тело с легкостью замещало болевые всплески смесью острого удовольствия, не оставляющего места разумной хладнокровности. Таким, ослепленным животными инстинктами, он не привык себя видеть, и от этого становилось до отвращения гадко.
Верго вышел из изолятора, и Трафальгар перевел дыхание, с ненавистью ощущая еще не прошедшую эрекцию. Холод лаборатории начал вытягивать тепло, и пленник попробовал оглядеться. Огромное помещение было пусто, но свет горел в баре и в библиотеке. Значит, гарпия находится здесь давно. Ему уже было наплевать на стыд, он просто хотел одеться.
Шичибукай открыл было рот, чтобы позвать секретаршу, но тут из ванной комнаты вышел Верго и сделал это за него. Монэ слетела с галереи второго этажа с большой подшивкой журналов.
– Приготовь кофе, пожалуйста, скоро придут гости.
Трафальгар возвел глаза к предполагаемому небу и нетерпеливо качнулся на цепях. Холод пробирался под шубу колючими иглами. Верго направлялся к изолятору, оправляя лацканы, лицо его как и прежде было отстраненным, оставалось лишь надеяться, что он закончил с пытками.
– Разве я не опустил тебя? – удивленно произнес вице-адмирал и сбросил противовес, удерживающий пленника в воздухе.
Брови Шичибукая взлетели в ответ на двоякую фразу, он опустился на пол, но не рассчитал силы и рухнул на колени. Вице-адмирал снял с него подвешивающую обмотку цепей и отошел к двери изолятора. Он чуть менялся в лице, видимо, его рассеянность была эпизодической.
– Как тебе нынешние коллеги? – Трафальгар перевел дыхание и попытался сесть, цепей стало меньше, и это было легче сделать. – Много хорошеньких задниц? А то я выберусь из этого места так же, как и в прошлый раз, хочешь этого ты или нет.
– Да, ты покинешь это место, – мрачно ответил вице-адмирал, проходя с другой стороны клетки и направляясь к выходу из лаборатории. – Так же как и все, на ком будет проводить опыты Цезарь. Не льсти себе, твоя персона уже не интересна ни мне, ни Джокеру.
– Тогда ты вернешь мне мое сердце?
Звук шагов прервался.
– Я отдам его Цезарю, думаю, ему еще захочется позабавиться.
Шичибукай беззвучно рассмеялся, невесело смотря на кровь, стекающую по бедрам. Как только Верго покинул лабораторию, гарпия подлетела к клетке и проникла внутрь, согнувшись в три погибели.
– Верго велел мне привести тебя в порядок, сейчас Цезарь притащит пиратов и флотских. Ты можешь встать?
Трафальгар мрачно смотрел на огромную женщину-птицу.
– С твоим сердцем все в порядке? – сухо спросил он.
– Да, конечно.
Птичья часть женщины обратилась в человеческую, и она медленно подошла к заключенному робко поднимая босые ступни. Хоть и неумело, но гарпия могла манипулировать пальцами рук. Обтерев пленного и натянув на него штаны, она смерила взглядом потеки крови на лице и, выхватив платок, дальнозорко щурясь принялась стирать присохшие корки.
– Я видела, что ты принес.
Трафальгар дернулся, и палец с платком угодил ему в глаз.
– Мешок... – зашипел он.
– Я скажу мешку не высовывать свой синий нос и позволю пробраться к детям. Их как раз вернули в лабораторию. Ему нужно их вылечить, так?
Брови Трафальгара вновь поднялись куда-то под тень козырька.
– Да... но с каких пор ты...
Гарпия приглушенно хихикнула, прикрывая лицо, так что из-за ладони были видны лишь птичьи глаза. Ее кожа покрылась оперением, и могучие лапы вытянулись и подняли девушку к потолку клетки. Ухватив крыльями цепи, она сложила их в ряд на нескольких человек, пододвигая с той же невероятной силой практически обездвиженное тело Шичибукая. Убедившись, что все готово, она вышла из клетки, лукаво оглядываясь назад.
– Только не убивай Цезаря, договорились?
Тем временем шум и облако оранжевого газа, медленно стелящегося по полу лаборатории, предвещали приход Мастера Цезаря Клоуна с невольными участниками апогея его экспериментов. Шоу только начиналось.
Поделиться…



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 332
...

Добавлено: BK201
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную