Библиотека - просмотр статьи

Аниме фанфики
Katekyo Hitman Reborn

Дети.Ожидание (17.03.12 / 11:05)
Автор: Ирис Амари (http://
mobile.ficbook.net/authors/
IriSka)
Бета: Вордик. А если честно,
ищу. Ни кто не хочет
поработать моей бетой, м?
Фэндом: Katekyo Hitman
Reborn
Персонажи: Нана, Иемитсу,
Тсуна, мельком - нескоторые
из Хранителей. Бьякуран
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Драма,
Повседневность, AU,
Эксперимент
Предупреждения: Смерть
персонажа, OOC
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
У войны – не женское лицо; у
мафии – не женские руки.
Это Нана – одна из бывших
киллеров CEDEF – поняла уже
давно. Что бы быть в мафии –
принадлежать мафии целиком
и полностью, - нужно забыть
об эмоциях и желаниях.
Забыть о себе, раствориться в
работе.
От ее рук часто кто-то умирал
– там, в прошлом. Не
женщина, не киллер – зверь.
Посвящение:
Никому не буду это посвящать
=______=" Стремно получилось.
Публикация на других
ресурсах:
Только с разрешения автора,
предоставления ссылки и
сохранении шапки в
первозданном виде.
Примечания автора:
Йо, всем.
Что ж, пока есть время,
дописываю все, что было
написано раньше.
Поняла, что разучилась писать
по KHR *грустьпичаль*
Вообще-то сначала это
должно было получится что-то
грустное, но в то же время
светлое, типа: "Нана верит, что,
несмотря на трудности, ее
дети выберутся из цепких рук
мафии". Но в итоге получилась
эта фигня, без смысла и
сюжета. Но, увы, мне
безбожно испортили
настроение, и меня потянуло
на "смерть персонажей".
Тунца жалко, но он погиб
героем ^^ во имя меня.
Может быть разница в начале
и конце по стилю
повествования.
Вобщем, выставляю на ваш
суд. Жду комментов, критики и
пушистых тапочек 39-ого
размера.
*Покарайте меня
публичной бетой.
Автор сегодня
мазохист - сегодня
можно*
В доме Савады по-прежнему
тепло и уютно – даже спустя
семь лет. В вазочке на столе,
так же и раньше, печенье и
конфеты для Ламбо, И-пин и
Футы. Нана всегда держит под
рукой аптечку – словно ждет,
что Тсуна – ее маленький Тсуна
– появится на пороге кухни,
хромая; виноватым голосом
объяснит, что упал по дороге
домой, покажется порванные
на коленках брюки и
разбитые-расцарапанные в
кровь ладони. Для Бьянки на
верхней полке кухонного
шкафчика припасена банка ее
любимого кофе. Реборна
вкусно накормят в любое
время дня или ночи. Даже для
Энмы найдется место в не
очень большом, но уютном
доме – и в любящем сердце
Наны. Но…
Часы в гостиной медленно
отсчитывают время, стрелки
лениво ползут по циферблату,
а в доме тихо. Тишина давит
на барабанные перепонки,
заставляет иногда замереть на
месте, силясь услышать топот
маленьких ножек И-пин и
Ламбо на втором этаже;
услышать шаги на крыльце и
ждать, когда же Тсуна откроет
дверь, и, не разуваясь, скажет,
что сегодня с ним пришли
Такеши и Хаято – тогда можно
поспешить на кухню, чтобы
наготовить много разных
вкусностей.
Но нет. Ее дети выросли и
уехали из дома – кто куда.
И-пин учится здесь, в
Наммимори, но не живет с
ними – лишь иногда
заглядывает на полчаса.
Ламбо в Италии, поступил в
какую-то элитную школу –
изредка приезжает на
каникулах. В такие дни сердце
Наны сжимается в
предвкушении: а каким он
стал за этот год, два? Сильно
ли изменился? Узнает ли она
его?
Бьянки тоже в Италии. Они
вместе с Реборном ждет не
дождется своего первенца.
Тсуна в Риме. Когда он
разговаривает с ней по
телефону, у него очень усталый
голос. На заднем плане что-то
тихо шипит Хаято, и смеется
Такеши. Тсуна почти ничего не
рассказывает о работе, на
вопросы о приезде в Японию
отвечает неопределенно. О
Киоко почти не говорит –
похоже, сам очень мало
видится с ней. Разговор
заканчивается всегда очень
резко, Тсуна рассеянно
прощается (похоже, читает
очередной отчет), Нана еще
долго слушает гудки в
телефонной трубке.
Ее дети. Теперь они, как и
Иемитсу, как и она раньше, -
мафия.
Нана трясет головой и тянется
к верхней полке за мукой.
Мафия – колюче-холодное
слово из пяти букв. Она
забирает дорогих ей людей –
и те застревают в ней,
связанные омертой по рукам
ногам.
Нана долго ищет на полках
холодильника молоко, а потом
смеется – вот же оно, стоит
прямо перед ней.
У войны – не женское лицо; у
мафии – не женские руки.
Это Нана – одна из бывших
киллеров CEDEF – поняла уже
давно. Что бы быть в мафии –
принадлежать мафии целиком
и полностью, - нужно забыть
об эмоциях и желаниях.
Забыть о себе, раствориться в
работе.
От ее рук часто кто-то умирал
– там, в прошлом. Не
женщина, не киллер – зверь.
Нана замирает с ложкой в
руках и долго-долго смотрит в
окно, не замечая ни кусочка
голубого неба, ни белых
облаков, плывущих по нему.
Перед ее глазами – лица тех
людей, которых она…
Савада вздрагивает и неловко
улыбается, когда ложка падает
на пол. Подняв ее и положив в
мойку, женщина берет в руки
полотенце, но тут же кладет на
место. Садится за стол. Нане
одиноко, как никогда в жизни.
Тишина давит, крутит,
стягивает. Сердце сжимается в
предчувствии чего-то …
плохого?
Когда она узнает, что Девятый
выбрал Тсуну наследником,
Савада не верит.
Приглядывается к сыну,
пытаясь понять, как он
воспринял все это.
Беспокоится – это же мафия, а
ее Тсуна еще такой… Слабый?
Нет, он не такой.
Беспомощный? Но у него
отличные Хранители.
Неподготовленный? К этому не
готовят.
О Ками, за что ей все это?
Очнувшись от раздумий, Нана
слышит, как к дому
подъезжает машина.
Недоумевая, женщина идет к
входной двери. Она открывает
ее прежде, чем Хаято успевает
постучаться, и одного взгляда
на его лицо хватает, что бы
понять – произошло что-то
поистине ужасное. Она
догадывается, что именно.
Нана приглашает Гокудеру в
дом, приводит на кухню,
улыбается тепло и открыто,
продолжает готовить пирог.
Хаято молчит, не обращая на
нее никакого внимания, берет
в руки стакан, что стоит на
столе, а, когда Савада наконец
замолкает, произносит, глядя в
ее глаза:
-Джудайме погиб.
Голос у него хриплый – не-
Хаятовский совершенно.
Говорит что-то о Бьякуране,
непредвиденных
обстоятельствах, своей вине.
Смысл сказанного не доходит
до Наны. Она глупо улыбается,
пытаясь переварить
сказанное. Потом, поняв, ждет,
что сейчас Гокудера
рассмеется, скажет, что
пошутил, и расскажет ей
правду. Но такими вещами не
шутят, глаза у подрывника
пустые, а выражение лица
потерянное.
Нана оседает на пол, а потом
не плачет даже – воет. Мать,
потерявшая свое дитя. Зверь.
Хлопает входная дверь, в
комнату вбегает Иемитсу. Он
уже все знает – CEDEF, все-таки,
- бросается к Нане, сгребает в
охапку. У него сердце быстро-
быстро бьется под рукой
Савады. А глаза испуганные-
испуганные. Интересно за нее,
или погибшего ребенка?
За окном мертвое солнце
исчезает за горизонтом. Кухня
окрашено в багряный цвет,
как жизнь Наны до
замужества. Цвет крови, цвет
смерти и пустоты.
Когда слез уже нет, остается
лишь сосущая пустота – слева,
под ребрами.
Мафия – колюче-холодное
слов. Пять букв, отобравших у
нее сначала молодость, а
теперь и самое дорогое, что
было в ее жизни.
Глядя пустыми глазами в окно,
не видя ни кровавого неба, ни
мертвого солнца, Нана
чувствует, что погибла вместе
с Тсуной.



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 319
Учитель мафиози Реборн

Добавлено: Pinky-kitty
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную