Библиотека - просмотр статьи



Аниме фанфики
Ao no Exorcist

Хвостатая провокация (06.05.12 / 21:28)
Автор: Hysteria Rosenthal

Фэндом: Ao no Exorcist
Персонажи: Юкио|Рин и немного хвоста

Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность
Предупреждения: Твинцест
Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
- Рин, прекрати. – Сначала строгий смиренный тон с нотками угрозы. Он терпелив. Он вообще может долго терпеть, а брат, в свою очередь, падок на испытание характера Юкио. Однако до какого-то момента.
До неопределенного момента Юкио – вылитая скала, камень, которого вывести из себя практически невозможно. При каждой попытке он лишь делает скептический вид, как-то особо устало и со скрытым сожалением приспускает вниз веки, чуть щурясь. И выходит, не желая реагировать на провокации брата. Рин считает его скупым, сам Окумура-младший, всего лишь приписывает это галантности не вестись на глупости.
Но Рин любит глупости. Он больше не пристает к брату с целью помучить того или еще раз вывести из себя, заливаясь громким смехом. Ему надоело биться в закрытую дверь, зато он знает, когда драгоценный замочек терпения Юкио чуть ослабляет былую надежность. Когда наступает темное время суток, Рин вытягивает насильно Юкио из-за стола, тянет в постель, складывая на брата все конечности, крепко стискивает в объятиях, давая младшему немного покоя. Но затишье только перед бурей…
- Рин… - Он уже стиснул зубы, начиная раздражаться. Нет, ну почему же, ему приятно, но от этого Юкио раздражается еще больше. Неуместно. Не сейчас.
А Рин не слушает. Он знает слабое место Юкио – его младший брат питает любовь к его хвосту. Глупость, с одной стороны. А с другой стороны… У Рина это самое чувствительное место на теле. Даже чувствительней обычного органа каждой особи мужского пола. Юкио, конечно, это знает, на это давит и пользуется. Но порой его методы оборачиваются против него.
Он спиной чует, что его брат тянет наглую улыбку. Кончик кисточки как-то нежно проходит по коже рук, по плечам, скользит по напряженной шее…
И мгновенно отдергивается, когда Юкио сделал новую попытку схватить ненавистную и в тоже время любимую кисточку.
- Тебе смешно, а мне завтра вставать утром.
Но он сам не уходит с постели. Вставай, шагай к своей постели и спи спокойно, но нет, он лежит рядом и совершенно не сопротивляется близости.
Потому что эта маленькая игра, на самом деле, устраивает их обоих.
Нежные прикосновения до боли любимого хвоста. Не потому, что это интересное и эксклюзивное дополнение к телу, а потому что именно прикосновения к хвосту заставляют Рина мгновенно краснеть, а порой горячо вздыхать.
И если время от времени Рин говорит ему: «Юкио - не делай так», то теперь наступает время суток, когда Юкио не сопротивляется, но уже сам отчаянно твердит ему перестать… так легонько щекотать нежную кожу уха, шеи, скулы, вызывая толпы привычных, но надоедливых мурашек.
И почему-то в их жизни главным стал хвост. Когда Юкио пытается отомстить Рину, он дергает за хвост, когда Юкио уделяет внимание брату – он дергает за хвост. Не понятно еще, кому эта часть тела старшего Окумуры нужнее.
- А ну-ка убери свой чертов хвост!
Крики боли, отчаяния, как будто Рину руку оторвали, а не за кисточку дернули. Вскочив от неожиданности, ударился макушкой о второй ярус кровати, пытаясь хоть куда-нибудь спрятать свой драгоценный хвост от посягательств уже злого, но отчасти, несомненного, довольного Юкио.
- Я тебе его оторву! – Серьезная угроза читалась в зеленых глазах, которые порой сверкали без рефлекса от очечных стекол.
- Маньяк! – Наигранный испуг, Рин так великолепно округлил глаза, что любая актриса погорелого театра обзавидовалась его театральному мастерству. А что ему остается? Он знает, куда нужно прятать хвост в случаях «крайней опасности»
- Заткнись… - Процедил сквозь зубы недовольный младший брат. Чего и добивался Рин - он всегда выигрывает эту маленькую битву.
- Да ладно, я знаю, что ты к нему питаешь нежные чувства… - Откровенно смеялся старший брат, махая перед напыщенным лицом младшего кончиком хвоста. – Он к тебе тоже питает!
Миссия: «не дать Юкио выспаться» успешно выполняется.
- Рин, я сейчас что-то плохое сделаю… - Он может да, но не всегда решается. Обычно «что-то плохое» оборачивается далеко не плохим с точки зрения физиологического удовольствия.
А в ответ лишь нервно и какое-то провокационное хихикание.
- Я же говорю, что ты маньячина!
Терпение лопается, как воздушный шарик, как мыльный пузырь, как нагретая пластмасса. Терпение, которым был горд Юкио, покоряет этот гребанный хвост, виляющий перед его носом. Но это не Юкио, это что-то внутри него так и призывает моментально схватить и потянуть на себя, слушая новые вопли старшего брата.
- Нежнее, дубина ты!! – Вопил на заднем плане Окумура Рин, пытаясь, словно кошка ударять брата по рукам. – Ю-юкио!
Самопроизвольно он треснул брата по макушке именно в тот момент, когда тот, отпустив хвост, притянул брата к себе, хмуря брови. Повисла неловкая пауза. У Рина был такой вид, что он сейчас треснул по макушке не человеку, что причинял ему только что боль, а самому директору Академии. Его шея не врастала в плечи, однако и без того на лице возникало глупое, неловкое выражение.
- Э-т-то за хвост… - Нерешительно растолковал Рин.
У Юкио еще с минуту был настолько мрачный вид, что настоящий разозленный маньяк-насильник позавидовал бы ему. И эта тишина, что повисла между ними, начинала давить на Рина камнем.
- Ты… ты… ты адекватен? – Он попытался заглянуть в глаза брату, а увидел лишь провокационную улыбку, отчего понял, что его брат адекватнее некуда и с полным пониманием всего сейчас либо его убьет … либо убьет.
- Ты хвостатый гаденыш, я отрежу у тебя этот проклятый хвост! – Самое любимое место была махровая кисточка с тонкими, но длинными волосками, но не самая чувствительная точка у самого Рина.
Но он просто машинально и мгновенно покрылся краснотой по всей области щек и скул, а когда как-то невесомо пискнул, понял, что сдал себя полностью с потрохами.
Разжимая сжатый плотно кулак, он чувствовал, как тонкий приятный хвост обворачивает его руку, а Рин тянется все ближе, открыто требует возмещения своего морального вреда.
- Ага, щаз, – засмеялся Юкио, касаясь пальцами основания хвоста и вызывая густое покраснение острых ушей брата. – Мне завтра вставать рано.
- Заколебал. – Выдавил из себя полностью покрасневший Рин.
Этот вид – великолепен. Это вид совершенно невинного существа, которого хочется зацеловать за его смущение и злость сама улетучивается. Кто бы знал, что отвязный подросток, размахивающий на переменах кулаками, атаман, что держит половину одноклассников в смиренном и праведном страхе и уважении краснеет, когда брат начинает заигрывать с его хвостом.
- Боишься завтра не встать? – Нахмурил чуть брови Окумура-старший. Его голос был практически прозрачным, хвост, намотанный на руку почти до плеча, касался шеи и едва заметно, но подрагивал, зажимая в объятиях руку, как змея. – Не ложись.
Он всегда отличался особой логикой. Не отрицаю, что логика эта неправильная, но и здоровой ее назвать трудно. Но сейчас их обоих это устраивало. Их устраивала и ничья в соревновании владеть хвостом, а чувствительное дополнение к телу было явно довольно всеми сложившимися обстоятельствами.
- Но я все равно оторву тебе хвост… - Заулыбался Окумура-младший, невесомо касаясь нижней губы брата.
- Я тебе потом что-нибудь другое оторву.
Касание губ, хвост дрожит, вместе с тем, как упругие пальцы чуть сжимают основание на пояснице. Тихий вздох, превращающийся в стон в голос.
Эта игра устраивает их обоих…
Ни много, ни мало – касание любимых рук самой чувствительной точки….



Рейтинг: Минус 0 Плюс
Просмотров: 522
...

Добавлено: BK201
Комментарии (0)
Версия для печати

К разделам
На главную